История наркотиков (глава из книги И.Ю. Исаева Зов бездны. Мистические механизмы наркомании)

Что же такое наркотики? Когда и как они массово появились в жизни человечества?

Этим собирательным понятием объединены столь разные вещества, по-разному действующие на разных людей, что дать точное определение оказалось не так-то просто. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в широком смысле определила наркотик как "вещество или смесь веществ, отличное от необходимых для нормальной жизнедеятельности (подобно пище), прием которого влечет за собой изменение функционирования организма и, возможно, его структуры". Вообще термин "наркотики" - понятие, скорее, правовое, нежели медицинское. В Беларуси наркотиками считаются вещества, причисленные к таковым приказом Минздрава РБ.

Обратим взгляд в глубь времен, чтобы проследить драматическую историю взаимоотношений человека и наркотиков.

У истоков раннего язычества сплошь и рядом стоят психоактивные растения, которые тонко вплетены в священные обряды и повседневные традиции народов и сопровождают человека с момента рождения до самой смерти. Мак снотворный из семейства маковых известен как лекарственное растение со времен глубокой древности. Древнейшие следы мака найдены на территории современной Швейцарии в свайных постройках, вблизи Боденского озера в Северной Европе.

Первым упоминаемым в истории растением с психоактивными свойствами был мак. Еще пять тысяч лет назад его использовали шумеры, жившие на землях Нижней Месопотамии, это территория современного Ирака. На глиняных табличках, обнаруженных при раскопках в шумерском городе Ниппуре, обнаружены рекомендации приготовления и употребления опиума. Шумеры называли его "гиль", что означает, "радость".

Около 2700 г. до н.э. в Китае уже использовали коноплю (в виде настоя, как чай): император Шен Нун предписывал своим подданным принимать ее в качестве лекарства от подагры и рассеянности, кашля и поноса. На стенах погребальных комплексов индейцев Центральной и Южной Америки есть изображения людей, жующих листья коки (один из способов приема кокаина), датируемые серединой 3 тыс. до нашей эры.

Головка мака фигурирует также во многих мифах Древней Греции как символ забвения боли, мук, страданий. "

Тремя коробочками мака увенчана голова статуи богини исцеления того времени. Название "опиум" происходит от греческого "opium" - сок. От этого слова позже образуются, по-видимому, древнееврейское "ophion" и арабское "af-yun" или "afiun", которое можно найти во многих других азиатских языках. Британский египтолог Р. Томпсон в 1924 г. сообщил об упоминании в древнеегипетских рукописях процедур сбора и медицинского использования опиума.

Несмотря на тысячелетнее использование снотворного мака и его препаратов, ни в одном научном трактате из перечисленных выше не упоминается о каких-либо токсических воздействиях опиума и не дается опознавательных описаний возможной наркомании. По-видимому, уровень развития медицинских знаний того времени не позволял в полной мере осознать проблему наркомании.

Первая массовая вспышка наркомании в Европе относится к 1840 году. Именно тогда в Англии были приняты "усиленные меры в пользу трезвости". Естественно в процессе ограничения возможностей пития и дороговизны алкоголя, народные массы начали искать заменители спиртного и быстро нашли замену выпивке в наркотиках. Спрос на опиум мгновенно усилился и аптекари в промышленных английских городах стали быстро наживать хорошие состояния, продавая невиданное прежде количество опиумных пилюль для рабочих, которым спиртное стало не по карману.

Ежегодное употребление опиума в Англии в 1859 году составляло 61 тысячу фунтов, то есть приблизительно 27 с половиной тонн. Средней дозой для взрослого человека считаются 30 граммов в день. Исходя из ежедневного приема этой дозы, опиум употребляли 5 процентов британцев.

Количество точек розничной торговли, где продавался опиум, в Англии в это время оценивается от 16 до 25 тысяч. В Ирландии в то же время началась эпидемия эфиромании, в результате которой было открыто явление общего наркоза.

Во Франции все началось в конце тридцатых - начале сороковых годов, когда французский врач Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям попробовать "давамеску" - печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим, особенно для группы литераторов, среди которых был Шарль Бодлер и Теофил Готье. Вскоре был организован несколько необычный клуб, известный как "Клуб любителей гашиша". Гашиш настолько быстро распространился в Парижском обществе, что во время Парижского восстания в 1848 году, смутьяны из студенческой среды прошли по улицам с плакатами, требуя свободной продажи конопли.

Следующими событиями, которые способствовали активному развитию морфинизма в девятнадцатом столетии, историки считают Крымскую (1856-1857) и Франко-Прусскую войны (1870-1871). Большое число ранений и операций, проведенных под морфиновым наркозом, способствовало популяризации морфина. С ним стали связывать большие надежды практические врачи. Заблуждение врачей состояло в ложном мнении о том, что морфин в отличие от опиума якобы не будет вызывать наркомании, поскольку бытовало мнение, что наркомания к опиуму "обусловлена свойством желудка", а подкожная инъекция морфина якобы может исключить "заинтересованность" этого органа. В США подобным же образом первую вспышку морфинизма, получившего название "солдатской болезни", вызвала гражданская война, вследствие того, что морфий использовался как обезболивающее при серьезных ранениях.

В начале девятнадцатого века наука принялась прикладывать свою руку в совершенствование и улучшение "потребительских свойств" наркотиков, научившись выделять чистые алкалоиды, высокоэффективные наркотические действующие элементы из растительного сырья. Первый шаг был сделан в 1803 году, когда ганноверский аптекарь Фридрих Сертюрнер смог разложить опиум и выделить белый кристаллический порошок который оказался в 10 раз сильнее опиума. Свой препарат он назвал в честь греческого бога сна морфием. Изобретение шприца для инъекций, сделанное в 1853 году Шарлем-Габриэлем Правазом, открыло следующий этап в новейшей истории наркотиков. Действие веществ, попадавших прямо в кровь, усиливалось в несколько раз.

В 1859-1860 гг. Альберт Ниманн выделил из листа коки алкалоид кокаин и установил его структуру. В 1878 г. американский врач Бентли выступил с идеей использования кокаина в качестве "заменителя" для борьбы с морфинизмом. Такое "лечение" переродилось в новый порок - кокаинизм, а в некоторых случаях больные становились жертвами двойной наркомании - морфинизма и кокаинизма.

А в конце века в 1898 году другой немецкий фармацевт Генрих Дрезер, изобретатель аспирина, преобразовывая морфин, получил новое химическое соединение, которое было почти в 10 раз сильнее морфия. Это был героин, поначалу с воодушевлением воспринятый медиками как средство с крайне широким спектром терапевтических возможностей. Его немедленно начали использовать для лечения кашля, обезболивания и еще много другого. Тут же немецкая фирма "Bayer" наладила массовое производство "обезболивающего порошка". В 1896 А. Хаффтером из мексиканского кактуса, который ацтки называли пейотль, был выделен алкалоид мескалин, а в 1919 Э. Спат установил его химическое строение и воспроизвел его при помощи синтеза. Мескалин стал первым галлюциногеном который был получен как чистое вещество, доступное для изучения состояний "умственных иллюзий" и иных изменений чувственного восприятия вызываемых химическим путем.

В конце девятнадцатого века в Европе различные формы наркомании становятся очень заметным социальным явлением, настолько присутствующим в жизни общества, что многие выдающиеся литераторы в своих произведениях ярко описывали эту сторону жизни тогдашнего цивилизованного общества. Началось все, пожалуй, наиболее ярко и однозначно в 1850 году вскоре после опубликования романа Чарльза Кингсли "Alton Locke", когда общественное мнение Европы окончательно признало в опиуме моральное зло. Чарльз Диккенс в 1870 году изобразил жизнь опиумных притонов в романе "Тайна Эдвина Друда", Оскар Уайльд в 1891 году - в "Портрете Дориана Грея", Артур Конан-Дойл в 1892 году - в рассказе "Человек с искривленной губой". А драматическая смерть актрисы Билли Карлтон в 1918 году породила мрачные слухи об опиумной жизни Британии.

Очередной всплеск массового применения наркотиков в развитых странах Европы и Америки относится к шестидесятым годам двадцатого столетия. Термин "психоделический" можно перевести как "проявляющий разум" или "расширяющий сознание". Он был предложен в середине пятидесятых годов психиатром Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Психоделическая революция ("проявляющий разум" или "расширяющий сознание") принялась сходить на нет в конце шестидесятых. Официальные опыты с ЛСД в США и Европе были прекращены.

В конце шестидесятых годов рухнул очередной миф о некоей необходимости для общества, о непременной нужде человека в наркотических веществах. Именно поэтому все попытки легализации наркотиков происходивших в странах Европы не дали особых результатов, ни в культурном, ни в социальном, ни в правовом аспектах.

Этим собирательным понятием объединены столь разные вещества, по-разному действующие на разных людей, что дать точное определение оказалось не так-то просто. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в широком смысле определила наркотик как "вещество или смесь веществ, отличное от необходимых для нормальной жизнедеятельности (подобно пище), прием которого влечет за собой изменение функционирования организма и, возможно, его структуры". Вообще термин "наркотики" - понятие, скорее, правовое, нежели медицинское. В Беларуси наркотиками считаются вещества, причисленные к таковым приказом Минздрава РБ.

Обратим взгляд в глубь времен, чтобы проследить драматическую историю взаимоотношений человека и наркотиков. У истоков раннего язычества сплошь и рядом стоят психоактивные растения, которые тонко вплетены в священные обряды и повседневные традиции народов и сопровождают человека с момента рождения до самой смерти. Мак снотворный из семейства маковых известен как лекарственное растение со времен глубокой древности. Древнейшие следы мака найдены на территории современной Швейцарии в свайных постройках, вблизи Боденского озера в Северной Европе.

Первым упоминаемым в истории растением с психоактивными свойствами был мак. Еще пять тысяч лет назад его использовали шумеры, жившие на землях Нижней Месопотамии, это территория современного Ирака. На глиняных табличках, обнаруженных при раскопках в шумерском городе Ниппуре, обнаружены рекомендации приготовления и употребления опиума. Шумеры называли его "гиль", что означает, "радость".

Около 2700 г. до н.э. в Китае уже использовали коноплю (в виде настоя, как чай): император Шен Нун предписывал своим подданным принимать ее в качестве лекарства от подагры и рассеянности, кашля и поноса. На стенах погребальных комплексов индейцев Центральной и Южной Америки есть изображения людей, жующих листья коки (один из способов приема кокаина), датируемые серединой 3 тыс. до нашей эры.

Головка мака фигурирует также во многих мифах Древней Греции как символ забвения боли, мук, страданий. "

Тремя коробочками мака увенчана голова статуи богини исцеления того времени. Название "опиум" происходит от греческого "opium" - сок. От этого слова позже образуются, по-видимому, древнееврейское "ophion" и арабское "af-yun" или "afiun", которое можно найти во многих других азиатских языках. Британский египтолог Р. Томпсон в 1924 г. сообщил об упоминании в древнеегипетских рукописях процедур сбора и медицинского использования опиума.

Несмотря на тысячелетнее использование снотворного мака и его препаратов, ни в одном научном трактате из перечисленных выше не упоминается о каких-либо токсических воздействиях опиума и не дается опознавательных описаний возможной наркомании. По-видимому, уровень развития медицинских знаний того времени не позволял в полной мере осознать проблему наркомании.

Первая массовая вспышка наркомании в Европе относится к 1840 году. Именно тогда в Англии были приняты "усиленные меры в пользу трезвости". Естественно в процессе ограничения возможностей пития и дороговизны алкоголя, народные массы начали искать заменители спиртного и быстро нашли замену выпивке в наркотиках. Спрос на опиум мгновенно усилился и аптекари в промышленных английских городах стали быстро наживать хорошие состояния, продавая невиданное прежде количество опиумных пилюль для рабочих, которым спиртное стало не по карману.

Ежегодное употребление опиума в Англии в 1859 году составляло 61 тысячу фунтов, то есть приблизительно 27 с половиной тонн. Средней дозой для взрослого человека считаются 30 граммов в день. Исходя из ежедневного приема этой дозы, опиум употребляли 5 процентов британцев.

Количество точек розничной торговли, где продавался опиум, в Англии в это время оценивается от 16 до 25 тысяч. В Ирландии в то же время началась эпидемия эфиромании, в результате которой было открыто явление общего наркоза.

Во Франции все началось в конце тридцатых - начале сороковых годов, когда французский врач Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям попробовать "давамеску" - печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим, особенно для группы литераторов, среди которых был Шарль Бодлер и Теофил Готье. Вскоре был организован несколько необычный клуб, известный как "Клуб любителей гашиша". Гашиш настолько быстро распространился в Парижском обществе, что во время Парижского восстания в 1848 году, смутьяны из студенческой среды прошли по улицам с плакатами, требуя свободной продажи конопли. Следующими событиями, которые способствовали активному развитию морфинизма в девятнадцатом столетии, историки считают Крымскую (1856-1857) и Франко-Прусскую войны (1870-1871). Большое число ранений и операций, проведенных под морфиновым наркозом, способствовало популяризации морфина. С ним стали связывать большие надежды практические врачи. Заблуждение врачей состояло в ложном мнении о том, что морфин в отличие от опиума якобы не будет вызывать наркомании, поскольку бытовало мнение, что наркомания к опиуму "обусловлена свойством желудка", а подкожная инъекция морфина якобы может исключить "заинтересованность" этого органа. В США подобным же образом первую вспышку морфинизма, получившего название "солдатской болезни", вызвала гражданская война, вследствие того, что морфий использовался как обезболивающее при серьезных ранениях.

В начале девятнадцатого века наука принялась прикладывать свою руку в совершенствование и улучшение "потребительских свойств" наркотиков, научившись выделять чистые алкалоиды, высокоэффективные наркотические действующие элементы из растительного сырья. Первый шаг был сделан в 1803 году, когда ганноверский аптекарь Фридрих Сертюрнер смог разложить опиум и выделить белый кристаллический порошок который оказался в 10 раз сильнее опиума. Свой препарат он назвал в честь греческого бога сна морфием.

Изобретение шприца для инъекций, сделанное в 1853 году Шарлем-Габриэлем Правазом, открыло следующий этап в новейшей истории наркотиков. Действие веществ, попадавших прямо в кровь, усиливалось в несколько раз.

В 1859-1860 гг. Альберт Ниманн выделил из листа коки алкалоид кокаин и установил его структуру. В 1878 г. американский врач Бентли выступил с идеей использования кокаина в качестве "заменителя" для борьбы с морфинизмом. Такое "лечение" переродилось в новый порок - кокаинизм, а в некоторых случаях больные становились жертвами двойной наркомании - морфинизма и кокаинизма.

А в конце века в 1898 году другой немецкий фармацевт Генрих Дрезер, изобретатель аспирина, преобразовывая морфин, получил новое химическое соединение, которое было почти в 10 раз сильнее морфия. Это был героин, поначалу с воодушевлением воспринятый медиками как средство с крайне широким спектром терапевтических возможностей. Его немедленно начали использовать для лечения кашля, обезболивания и еще много другого. Тут же немецкая фирма "Bayer" наладила массовое производство "обезболивающего порошка". В 1896 А. Хаффтером из мексиканского кактуса, который ацтки называли пейотль, был выделен алкалоид мескалин, а в 1919 Э. Спат установил его химическое строение и воспроизвел его при помощи синтеза. Мескалин стал первым галлюциногеном который был получен как чистое вещество, доступное для изучения состояний "умственных иллюзий" и иных изменений чувственного восприятия вызываемых химическим путем.

В конце девятнадцатого века в Европе различные формы наркомании становятся очень заметным социальным явлением, настолько присутствующим в жизни общества, что многие выдающиеся литераторы в своих произведениях ярко описывали эту сторону жизни тогдашнего цивилизованного общества. Началось все, пожалуй, наиболее ярко и однозначно в 1850 году вскоре после опубликования романа Чарльза Кингсли "Alton Locke", когда общественное мнение Европы окончательно признало в опиуме моральное зло. Чарльз Диккенс в 1870 году изобразил жизнь опиумных притонов в романе "Тайна Эдвина Друда", Оскар Уайльд в 1891 году - в "Портрете Дориана Грея", Артур Конан-Дойл в 1892 году - в рассказе "Человек с искривленной губой". А драматическая смерть актрисы Билли Карлтон в 1918 году породила мрачные слухи об опиумной жизни Британии.

Очередной всплеск массового применения наркотиков в развитых странах Европы и Америки относится к шестидесятым годам двадцатого столетия. Термин "психоделический" можно перевести как "проявляющий разум" или "расширяющий сознание". Он был предложен в середине пятидесятых годов психиатром Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США.

Психоделическая революция ("проявляющий разум" или "расширяющий сознание") принялась сходить на нет в конце шестидесятых. Официальные опыты с ЛСД в США и Европе были прекращены.

В конце шестидесятых годов рухнул очередной миф о некоей необходимости для общества, о непременной нужде человека в наркотических веществах. Именно поэтому все попытки легализации наркотиков происходивших в странах Европы не дали особых результатов, ни в культурном, ни в социальном, ни в правовом аспектах.

РОО «Матери против наркотиков» © 2013 - 2017