ИСПОВЕДЬ БЫВШЕГО НАРКОМАНА

«Благодарю Бога, что я выжил»

– Многие думают: «Меня наркотики не коснутся, потому что я занимаюсь спортом и у меня приличная семья». Я тоже из приличной и довольно обеспеченной семьи. С детства серьезно занимался спортом: играл в футбол, брал первые места по настольному теннису на республиканских соревнованиях. И все равно попался! Меня ничего не спасло. Никто не знает, что с нами может произойти. Если бы мне в пятнадцать лет рассказали о том, что со мной будет в недалеком будущем, я бы не поверил…

Когда учился в старших классах, наш папа начал выпивать… Бывало, что на несколько дней уходил в запой. В сорок лет отец покаялся, принял Бога, и сейчас уже семнадцать лет он не пьет. Но, наверное, тот период в жизни на меня все-таки повлиял. В тринадцать лет я начал курить, попробовал алкоголь...

Помню, когда выпил алкоголь впервые, мне ужасно не понравилось! Но одно событие за другим меня увлекало дальше и дальше… Отец моего друга выращивал травку и продавал ее цыганам. Нам с другом даже больше не покурить хотелось, а просто интересно было залезть к нему в окно на первом этаже и украсть этой травы. Рэп, трава – это был так модно! В пятнадцать лет я впервые ее попробовал. Кстати, от травы такой тяги нет, как от обычных сигарет. Но рано или поздно трава перестает вставлять, и хочется чего-то покрепче.

В шестнадцать лет я впервые укололся. Это был амфетамин. Сказать, что мне понравилось – ничего не сказать! В тот момент я не задумывался, что это какая-то проблема, а считал, что могу и не колоться, если захочу. Например, могу выпить вместо этого. Мне было не важно, под чем находиться: под алкоголем, под наркотиками – лишь бы было это состояние. В нашей компании было так принято, что раз уж собрались, то значит кто-то выпивал, кто-то курил, а если кто-то укололся – то значит, вообще хорошо время проводит человек.

Так как травы у нас было завались, то мы ее начали обменивать на более тяжелые наркотики. И подсели… Я уже не мог без них! Мы крали с завода металл, воровали со складов картошку. Помню, за ночь вытягивали по двадцать мешков картошки, а потом продавали. Из дома тоже выносили и деньги, и драгоценности. Брат поступил и уехал в Минск, мы с ним стали меньше общаться, он не мог на меня повлиять. Но родители пытались как-то сдержать: папа водил в церковь, мама кодировала. Это мне не помогало…

В двадцать два года от передозировки умер мой лучший друг. Сейчас ему было бы тридцать четыре года… а других друзей у меня не было. Вообще понятие дружба у наркомана стирается. Сегодня у тебя есть друг, завтра ему нужна доза, и он тебя сдаст.

Настал момент, когда мне совершенно некуда было идти. Меня искала милиция. Родители отвернулись. Друзей нет. Еще меня искали «блатные». Работы тоже нет, как и денег. Засада со всех сторон! Бессмысленно так жить! Обратиться даже не к кому! Я упал на колени и начал молиться. А когда проснулся на следующее утро, четко знал, что надо делать – ехать в реабилитационный центр!

Я приехал к родителям и рассказал свой план, но они мне уже не поверили. Ответили, что денег ни на что больше не дадут. Тогда собрался и, как смог, сам уехал в центр, который находится в Светлогорске. Я продержался там целый месяц, написал родителям письмо. И мама, и папа приехали! Они посмотрели на меня, увидели изменения и очень обрадовались. Поверили в меня!

Когда через год я вернулся из центра, все мои проблемы ушли сами собой. Оказалось, что милиция разобралась без моего участия, они меня уже не ищут. Из блатных кто-то умер, а кто-то сидит: то есть до меня им дела нет. Меня никто не ищет! Я свободен! И от наркотиков тоже! Теперь можно было просто жить…

За время пребывания в реабилитационном центре у человека полностью меняется мышление! Когда через первых пять месяцев я вернулся в Бобруйск на два дня в отпуск, я был ошарашен городской жизнью. Сел в маршрутку, а водитель курит, дым идет прямо в салон, на пассажиров ему плевать! Он говорит что-то по телефону при этом, ругается матом. Рядом сидит парочка, парень и девушка, они тоже спорят о пустом, оскорбляют друг друга. После спокойной и тихой жизни в центре, где нет бранных слов, где только уважение, чистота, порядок, такая городская обстановка сводит с ума. Зато, когда твое сердце меняется, ты принимаешь Бога, ты уже по-другому ведешь себя в этой городской среде, учишься жить без пороков.

Надо сказать, что в центре ведется статистика: 75% тех, кто полностью проходит курс реабилитации, выздоравливают.

У меня все сложилось хорошо. Я получил две профессии, по одной из них сейчас работаю. Собираюсь жениться. С моей невестой познакомился через христианский сайт знакомств. Она из Украины, родилась в верующей семье, она никогда не была замужем. А тут, представьте, – такой я, бывший наркоман и пьяница. Я ничего перед ней не скрывал, и она увидела, что все это осталось у меня в прошлом. Сейчас я изменился! Три года я уже трезвый.

Сейчас я иду по городу и с первого взгляда отличу, под кайфом человек или нет. Мне так больно за этих людей! Они нуждаются в помощи, но не верят, что могут ее получить. Что у нас предлагают в качестве лечения? ЛТП? Но ведь они только усугубляют положение: после ЛТП человека вообще на работу не возьмут! У меня получилось, помог Бог, и жизнь изменилась. Но у меня есть истории друзей, которые умерли, сгорели – у кого-то передоз, кто-то от болезней, потому что наркотики очень бьют по здоровью человека. Выбираются из этой ямы единицы, а погибает очень много людей. Когда-то от безысходности я чуть жизнь не покончил самоубийством и благодарю Бога, что выжил! Поэтому сейчас я уже не трачу время впустую, например, работаю с организацией «Матери против наркотиков». Я хочу показать, насколько это плохо. Хочу, как можно большему числу людей рассказать о том, что выход есть!

Записала Анастасия РЕКИШ

РОО «Матери против наркотиков» © 2013 - 2018